ВНИМАНИЕ! ЗАО «Джи Эм-АВТОВАЗ» не проводит никаких розыгрышей, в которых призом является автомобиль. Остерегайтесь мошенников.
ВНИМАНИЕ! Компания "АвтоГЕРМЕС" (ООО "АвтоГЕРМЕС-Запад") в Московской области не является официальным дилером ЗАО "Джи Эм-АВТОВАЗ".
ВНИМАНИЕ! Автосалон «Авеню Моторс» в г. Уфа (Республика Башкортостан) не является официальным дилером ЗАО "Джи Эм-АВТОВАЗ"!

Приветствуем Вас на официальном дневнике автопробега!

Запись первая

20 октября

Если бы в 1911 году Луи Шевроле сказали, что через 100 лет из России в Китай пройдет пробег на автомобилях, имеющих непосредственное отношение к созданному им бренду, вряд ли б он в это поверил. Но вот спустя 100 лет три Chevrolet NIVA, сделанные в Тольятти на совместном предприятии GM-AVTOVAZ, отправились в экспедицию, приуроченную к 100-летнему юбилею бренда Chevrolet, который будет отмечаться 3 ноября.

20 октября из Иркутска от дилерского центра «Арлан-Сибирь» двинулась колонна автомобилей Chevrolet NIVA (два — комплектации GLC с «пакетом безопасности» и Special Edition — с дополнительной внедорожной подготовкой). Причем, цвета автомобилей — белый, синий и красный — в точности повторили российский триколор.

За 12 дней нам, трем сотрудникам GM-AVTOVAZ, и шести журналистам автомобильных изданий предстоит преодолеть около 5 тысяч километров. Но прежде, чем мы двинемся по маршруту, стоит сказать несколько слов о городе, который расположен в 65 км от озера Байкал при впадении рекиИркут в Ангару. «Как Англия создала Лондон, а Франция — Париж, так Сибирь создала Иркутск. И не видеть Иркутска — значит не видеть Сибири», — писал русский публицист Николай Шелгунов. Кстати, во времена оные наименование города писалось именно так — Иркуцкъ (с Ъ знаком).

С Иркутском связаны судьбы многих замечательных людей: землепроходца Хабарова и мореплавателя Беринга, адмиралов Невельского и Колчака, декабристов Трубецкого и Волконского. В разное время здесь жили и работали Владимир Обручев — автор «Земли Санникова», гений комедииЛеонид Гайдай, незабвенный «группенфюрер» Леонид Броневой и даже Ярослав Гашек — автор знаменитого «Бравого солдата Швейка». Сейчас в Иркутске живет и работает всемирно известный писатель Валентин Распутин.

В этом году городу исполнилось 350 лет, и сегодня он связывает не только запад и восток нашей страны, но и Россию с Китаем и Монголией. Именно поэтому из Иркутска и стартовал наш автопробег «Chevrolet NIVA — по дороге и бездорожью в Шанхай».

Из Иркутска мы двинулись в Листвянку. Не трудно догадаться, что свое название поселок с 300-летней историей получил из-за большого количествалиственниц, растущих в этих местах.

Дорога оказалась очень живописной, но, к нашему удивлению, практически пустынной, и это в разгар дня. Поэтому двигались мы с хорошей скоростью, и довольно быстро добрались до Листвянки. А теперь представьте: берег Байкала, вокруг только дикая природа, необъятная озерная гладь и горные хребты, уже покрытые снегом. В этот день с утра столбик термометра показывал минус 4 градуса, но все участники экспедиции были хорошо экипированы: куртки с логотипом Chevrolet NIVA были, как нельзя кстати (об этом позаботилось руководство СП).

Так вот, именно в Листвянке берет свое начало Ангара и, как нам рассказали, это самый большой исток в мире — 860 метров. А самому Байкалу, оказывается, 25 миллионов лет! Также нам поведали множество легенд этого удивительного озера. И, наверное, не случайно мы остановились в гостинице с говорящим названием «Легенды Байкала». Некоторые из нас увидели сходство Байкала с Женевским озером, но решили, что их масштабы абсолютно не сопоставимы.

Нам повезло, потому что погода в день приезда была настолько хороша, что мы только успевали щелкать затворами фотокамер. А накануне, говорят, дул Баргузин, и Байкал изрядно штормило: высота волн достигала полутора метров, поэтому переправляться было рискованно.

Листвянка давно стала туристическим центром Прибайкалья, и именно отсюда начинается знакомство с удивительной природой этого края. Во время экскурсии мы поднимались к местной обсерватории, откуда открывается величественный вид на хребет Хамар-Дабан, запечатлели памятник драматургу Александру Вампилову — автору «Утиной охоты», заходили в церковь, где снимался эпизод венчания декабриста Александра Анненкова и француженки Полины Гёбль из фильма «Звезда пленительного счастья».

Местный рынок предлагал в большом количестве омуля, сига и хариуса, приготовленных самым разнообразным способом. Мы, конечно, не удержались от соблазна и отведали нежнейшего омуля. А любителей камней зазывали продавцы байкальского чароита, имеющего оттенки от нежно-сиреневого до темно-фиолетового и обладающего, как говорят, лечебными и магическими свойствами. Здесь же продавались кедровые орешки и сувениры из меха нерпы.

Местные жители с интересом посматривали на наши внедорожники, ведь здесь в основном ездят на японских «праворульках», а владелец одного из премиальных брендов поведал, что не видел таких автомобилей на дорогах Бурятии. Узнав о стоимости, оторопел: «Всего 500 тысяч? Я бы купил». Мы ему посоветовали обратиться к дилеру в Улан-Удэ.

Кстати, завтра, 21 октября мы переправляемся на пароме через Байкал и движемся дальше по маршруту в Танхой и Улан-Удэ.

Надо сказать, что именно из Листвянки отчаливали казачьи суда, уплывавшие в поисках новых земель, а сегодня отсюда уходят корабли с многочисленными путешественниками. Подъехав к причалу, мы сделали шутливое фото: на фоне кораблей стоит наша Chevrolet NIVA, привязанная к пирсу и готовая, как и корабли, отправиться в путь.

Фотографии в альбоме ««Chevrolet NIVA — по дороге и бездорожью в Шанхай«»








Запись вторая

21 октября

День второй

Спустившись к завтраку в ресторан отеля «Легенды Байкала», приютившем нас вчера, я услышала, как коллеги-журналисты обсуждают вчерашний тест-драйв. Оказывается, пока мы были на экскурсии, они взяли одну из машин и поехали в поисках приключений. Вначале, как водится, дорога привела их в тупик, но ребята были настроены решительно, и быстро нашли подходящее место. Они стали гонять по бродам так, что машине ничего не оставалось, как показать высший пилотаж. Во всяком случае, они остались очень довольны тест-драйвом Chevrolet NIVA, но особенно — работой АБС.

А в 8.30 мы отправились на пристань к Шаман-камню, где нас ждали два небольших катера, чтобы перевезти в Танхой, который одновременно является портом на берегу Байкала, железнодорожной станцией на Транссибирской магистрали и центром Байкальского заповедника. Пока мы пребывали в объятьях Морфея, сотрудники агентства перегнали туда наши машины. Забегая вперед, скажу, что южный берег Байкала оказался в 45 км от Листвянки, куда мы добирались почти час. Вот уж, воистину — славное море священный Байкал… Картина завораживающая: небо сливается на горизонте с темной водой, но чем выше поднимается солнце, тем живописней становится пейзаж, достойный кисти Айвазовского.

Утром дул небольшой ветер, поднимая волны, и мы вместе с катером как на «американских горках» то взлетали вверх, то опускались вниз, умудряясь при этом фотографировать. В поисках удачного кадра особенно отчаянные ребята, правда, в спасательных жилетах, опасно свешивались за борт, чем очень нервировали шкипера. Временами волны накрывали кабину, и тогда дворники начинали активно работать. Катер шел со скоростью 40 км/час, но когда кто-то спросил, а не слабо увеличить скорость до 60, шкипер назидательно ответил: «Тогда будете зубы вставлять».

Подойдя к берегу и увидев наши Chevrolet NIVA, мы попытались спрыгнуть на сушу, но не тут-то было. После такого экстремального путешествия мы поняли истинное значение известной фразы: моряк вразвалочку сошел на берег… Но выпив чайку и приведя в норму вестибулярный аппарат, мы стали рассаживаться по машинам. «Да, — многозначительно сказал Александр, сев за руль, — машина — это машина, а не катер, когда под ногами нет твердой опоры». Мы бодро тронулись в путь. На траве лежал снежок, хотя температура была плюс 2 градуса. Пока мы ехали, я решила расспросить журналистов, как они оценивают Chevrolet NIVA. Ярослав, например, сказал, что в автомобиле качественный объемный салон, высокий потолок, гармоничный экстерьер. А Александр добавил, что его полностью устраивает руль, тормоза, хорошее переключение передач, комфортная подвеска. «Но вот двигатель, — добавили они, — слабоват».

Пока мы беседовали, незаметно выехали на федеральную трассу М-55 Москва — Владивосток, где хорошее покрытие, позволяющее двигаться со скоростью 100 км/час. Правда, машин заметно прибавилось. Мы никак не могли обогнать огромный грузовик, перевозивший вертолет, поскольку встречный поток был плотным, к тому же дорога петляла, как серпантин. Когда мы все-таки вырвались вперед, Ярослав сказал: «Я придумал заголовок завтрашнего репортажа — «Chevrolet NIVA обогнала вертолет!»

Следующая 10-минутная остановка запомнилась тем, что сопровождающие нас проводники-монголы стали угощать национальным печевом под названием хивин бов, сделанным в форме батона и напоминающим мягкий коржик. Необычно, но вкусно. Журналисты между тем стали расспрашивать, какие запчасти мы взяли с собой в дорогу. На что наш инженер Михаил Сметанин невозмутимо ответил: «Только запаски. Машина надежная, не подведет».

По пути следования в бурятскую столицу бескрайние степи, простираясь до горизонта, сливались с горными хребтами. И вдруг неожиданно показалась река Селенга, и почти сразу мы въехали в Улан-Удэ (в переводе с бурятского — «Красная Уда»). Город расположен на правом берегу Селенги при впадении в неё реки Уда. В свою очередь, «Удэ» переводится как «полдень». Город был основан 345 лет назад как казачье зимовье, а через 100 лет Верхнеудинск, как тогда он назывался, получил статус города и герб, пожалованные Екатериной II. И только в 1934 г. был переименован в Улан-Удэ. Географически это уже Западное Забайкалье.

Первое ощущение, что мы вернулись лет на 20 назад, правда, кое-какие приметы указывают на то, что день все-таки сегодняшний: современные здания из стекла и бетона в центре города, вывески, хотя, довольно своеобразные. Например, обувной магазин «10 пальцев», центр «9 месяцев», но особенно запомнилось здание, на котором огромными буквами было написано: Республиканский бизнес-инкубатор. Первым делом мы отправились на главную площадь, где установлена гигантская голова вождя мирового пролетариата. Проводник сказал, что «у этого Ленина глаза добрые, бурятские». Возможно, он и прав. Запечатлев наши машины на фоне монументального изваяния, мы поехали обедать в ресторан «Чингисхан», а затем в Иволгинский дацан — резиденцию ламы, главы буддистов России. Он находится у подножия хребта Хамар-Дабан в 30-ти километрах от Улан-Удэ и охраняется государством как памятник культового зодчества. Комплекс состоит из нескольких храмов, в том числе главного. На территории находится университет, который готовит лам для служения в дацанах, священные ступы, гостиница для паломников, музей памятников буддийского искусства, служебные помещения и дома лам. Это священное для буддистов место посещает множество верующих, паломников и туристов со всех концов света.

По дороге в дацан мы обратили внимание на деревья, увешанные разноцветными лоскутами, как нам объяснили, священными, на которых человек пишет свое имя и строки молитвы. Считается, что когда они трепещут на ветру, молитва уходит к небесам. Каждый цвет — белый, синий, зеленый и желтый — имеют свой тайный смысл. Подъехав к дацану, мы устроили фотосессию, запечатлев наши машины на фоне величественного комплекса. Специально для нас лама провел очень интересную экскурсию, разрешил покрутить священный буддийский барабан, показал главный храм, но предупредил, что первыми заходят мужчины, и только потом — женщины. На прощание мы преподнесли ему сувениры, привезенные из Тольятти: ручку в футляре и брелок с надписью Chevrolet NIVA. Он поблагодарил и благословил нас на чистые помыслы. Чуть отъехав, мы решили, что отправляться в Монголию с чистыми помыслами на грязных машинах негоже, благо в Улан-Удэ есть наш официальный дилер.

Когда мы возвращались в город, незаметно стемнело. Расцвеченный огнями, он выглядел нарядно, в машине пел Адриано Челентано, и сегодняшнее 11-часовое путешествие можно было считать законченным.

Фотографии в альбоме ««Chevrolet NIVA — по дороге и бездорожью в Шанхай««






















Запись третья

22 октября

День третий

В этот день у нас был ранний 6-часовой завтрак, поскольку предстояло преодолеть путь из Улан-Удэ в столицу Монголии Улан-Батор. За завтраком выяснилось, что почти все участники экспедиции накануне долго не могли заснуть. Пришли к выводу, что незавершенная акклиматизация и смена часовых поясов (+5 по сравнению с Москвой) сделали свое дело. На улице слегка подморозило, и на обочинах трассы А-165 лежал снежок, поэтому мы решили проверить надежность тормозов. Они сработали как всегда безотказно, и машины помчались с достойной скоростью. Выехав затемно, мы наблюдали по дороге восход солнца. Зрелище потрясающее: между свинцовыми тучами и нежно-розовой зарей — четкая без полутонов граница, как на картинах Рериха. Такое небо не увидишь в средней полосе России. А если прибавить необъятную ширь (не зря же его называют пятым океаном), то создается ощущение мистики.

На подъезде к населенному пункту с говорящим названием Гусиноозерск (рядом озеро Гусиное) нам встретилась стоящая у дороги полицейская машина, в которой сладко спал уставший страж порядка. Сам поселок запомнился тем, что две «хрущевки», возвышающиеся среди деревянных домиков, были буквально нашпигованы спутниковыми антеннами. И вторая достопримечательность — две усердно дымящих трубы (привет Тольятти). Но и это еще не все. Вдруг слышим по рации: «У белой машины открылся багажник». Оказалось, он был неплотно закрыт, в результате пластмассовый контейнер с чаем и сахаром улетел… правильно, в Гусиноозерск. А ветер, вы не поверите, сдул флажок, на котором красовалась надпись GM-AVTOVAZ. «Ничего, — подумали мы, — теперь гусиноозерцы будут знать, где именно производят автомобили, лихо промчавшиеся мимо их поселка.

Солнце, наконец, поднялось, и нашему взору предстал великолепный пейзаж: степной простор, заснеженные горные хребты, небольшое озерцо, разбросанные вокруг деревянные домишки. Мы просто обязаны были остановиться, чтобы запечатлеть эту красоту. А фотокор Георгий Садков вообще хотел остаться там чуть ли не навсегда.

Но вот дорога пошла в гору, и нас уже неотступно сопровождали песчаные холмы, покрытые редкой растительностью. Трасса в этот утренний час была практически пустынной, лишь иногда попадались встречные «жаворонки», которые сигналили нам или мигали фарами. А по обе стороны шоссе стояли небольшие полуразрушенные домики, в которых сохранились лишь стены. Песчаные холмы сменялись степью, возвышенности — равниной с березовыми рощами и корабельными соснами, как на картине Шишкина. Не хватало «мишек в сосновом лесу», зато вместо них мирно паслись весьма упитанные коровы. После промышленных городов и мегаполисов, откуда мы приехали, такая идиллия воспринималась с благодарностью.

Но вот дорога превратилась в «стиральную доску», и через несколько минут мы подъехали к Кяхте (от бурятского «хяаг» — пырей), расположенной рядом с монгольской границей. Со времени основания в 18 веке через Кяхту в Китай вывозились сукно, мануфактура, пушнина, а из Китая — чай, шелковые ткани и фарфор. Говорят, что длительное время именно Кяхта снабжала чаем всю Россию и Западную Европу. Причем, у нас этот китайский чай называли кяхтинским, a за границей — русским.

В тот момент, когда до поста пограничного контроля оставалось 800 метров, по рации прозвучало: «Приготовить паспорта». Предъявив монгольской визы, мы въехали в Кяхту, и сразу же свернули на заправку, где произошел занимательный диалог с юношей — заправщиком:

-Здравствуйте, вы откуда?

-Едем из Иркутска, а живем в Тольятти и Москве. Ты Chevrolet NIVA здесь встречал?

-Да, у нас тут три или четыре. Но вот эта статуя (показывает на трафарет, идущий по боковине) не в Улан Удэ, а в Сухэ-Баторе.

Пока мы беседовали, на заправку подъехал лама в своем терракотовом одеянии и начал энергично ходить вокруг машины. А наши ребята, будто этого и ждали, потому что тут же защелкали затворами. Лама сердито взглянул, собираясь что-то сказать, но вовремя вспомнил, что молчание — золото. Мы же встали в очередь на таможню и стали терпеливо ждать. А вот крепкие монгольские женщины на своих машинах стали бесцеремонно вклиниваться в очередь, чтобы оказаться ближе к КПП. Но мы не нервничали, тем более что в машине звучала умиротворяющая музыка Шуберта и Листа, и мы вдруг выяснили, что каждый из нас когда-то имел определенное отношение к музыке. Подошедший Сергей Арбузов признался, что и он является меломаном, и, взяв у Александра Кобенко диск с «Нормой» Беллини, пообещал, что приобщит свой экипаж к шедеврам классической музыки.

Чтобы не утомлять подробностями о прохождении границы, скажу лишь, что на эту процедуру мы потратили почти 4 часа. А когда оказались на монгольской территории, наши машины обступили менялы с пачками рублей, долларов, евро и тугриков. Но когда увидели фотокамеры, бросились врассыпную. Сев в машины, по рации услышали: «Осторожно, в Монголии сумасшедшие водители». И точно, не успели мы проехать несколько километров, как увидели аварию. Полицейский, правда, остановил и нас, но, проверив документы, пожелал счастливой дороги.

А дорога повела нас к Шаман-дереву — святому месту, куда люди приходят, чтобы о чем-то попросить или за что-то поблагодарить, не забыв привязать к дереву молитвенные ленточки (об этом я подробно писала в предыдущем репортаже). Вернувшись на трассу, мы поехали в сторону Улан-Батора. О том, что мы действительно находимся в Монголии, напоминали горделивые всадники, гарцующие на резвых скакунах, отары овец и табуны лошадей, время от времени пересекающих дорогу.

Вскоре стемнело, и водители включили фары, но половина из них — дальний свет, причинявший нам неудобства. Попадались и монгольские «шумахеры» на грузовичках, мчавшиеся по «серпантину» с огромной скоростью. «У них, наверное, куча комплексов, — подумали мы, — вот они и утверждаются».

Но вот впереди из кромешной тьмы показались огоньки, и мы въехали на «платную дорогу», еще хуже предыдущей. Практически сразу возник город, показавшийся нам пыльным и серым. К тому же в салон стал просачиваться запах гари, и мы подумали о пожарах. Все оказалось гораздо проще: дома на окраине города отапливаются углем. Но немного истории.

Улан-Батор (в переводе с монгольского — «Красный Богатырь») расположен в долине реки Туул на высоте 1350 метров и считается самой холодной столицей мира.

Он был основан в 17 веке как буддистский монастырь и в русской и европейской литературе до 1924 года назывался Урга. Если говорить о значении этого слова, то урга — это петля на конце шеста, которым монгольские скотоводы отлавливают животных. Для тех, кто живет в степи, урга — это символ любви, уединения и силы (вспомните одноименный фильм Михалкова). Воткнутая в землю рядом с юртой урга — объявление о зачатии нового монгола. Видя этот шест, монгол не подъедет к юрте, пока его не уберут, чтобы не вторгаться на территорию любви.

В Улан-Баторе живет более миллиона жителей — практически треть всего населения Монголии, и подавляющее большинство — молодежь из сельской местности, которая хочет получить образование. Их родители продолжают жить в степи в юртах и вести традиционный образ жизни кочевников.

Наша колонна, въехав на центральную улицу города, двигалась вначале аккуратно, но увидев, как ездят «сумасшедшие монголы», поехала «как в Москве» — жестко и агрессивно. К тому же хватало и «сумасшедших» пешеходов, переходящих улицу на запрещающий сигнал светофора, и экзальтированных водителей, гудящих безо всякого повода и шныряющих из ряда в ряд. Проехав эту 5-километровую улицу, мы завернули на ужин в ресторан «Монголия», где нас отменно накормили. Завершающим аккордом было выступление национального ансамбля, солист которого продемонстрировал искусство горлового пения. Одна из композиций была посвящена нам. Все были просто счастливы!

Фотографии в альбоме ««Chevrolet NIVA — по дороге и бездорожью в Шанхай««












Запись четвёртая

Дневник автопробега «Chevrolet NIVA — по дороге и бездорожью в Шанхай»

23 октября

День четвертый

До Сайншанда путь не близкий - 550 км, поэтому я постараюсь рассказать максимум о том, что мы узнали и увидели в этот день.

Монголия — это страна с первозданной природой, где живут в основном кочевники. Не нужно забывать, что это родина могущественного Чингисхана, о котором я еще расскажу. Наверняка в мире сохранилось не много стран, где природа целиком сохраняет свое естество — бескрайняя степь, удивительно красивые ландшафты, мистически яркое звездное небо. Современная цивилизация практически не нарушает тишины этих диких мест со свежим воздухом и чистыми родниками, барханными песками и развалинами древних буддийских храмов. И самое главное — в Монголии множество мест, куда не ступала нога путешественника. В этом мы убедились, проехав порядка 250 км по пустыне Гоби, не встретив не одной живой души.

Я уже говорила, что в Монголии кочевой стиль жизни, но в Улан-Баторе люди живут достаточно цивилизованно. Здесь, как и везде, есть свои олигархи, занимающиеся строительством, продажей золота, спирта, мяса и угля. По официальным данным их 150, а неофициальным — в два раза больше. Говорят, у одного из них 35 автомобилей самых разных марок. Но вот Chevrolet NIVA точно нет! А зря, ведь по пустыне на Лексусе не проедешь.

Проблемы угонов в Монголии практически не существует. Куда угонять? Кругом пустыня.

Монголы, как и русские, любят «блатные» номера: 1234, 8888, 9999. Чтобы такой заиметь, нужно заплатить $3000−4000. Самый престижный вид отдыха состоятельных мужчин — охота на волков.

Поскольку плотность населения в стране невелика, любой монгол может получить 0,7га земли там, где захочет. Но в его интересах сразу же огородить свой участок, иначе назавтра его займет кто-нибудь другой.

Если говорить о равноправии мужчин и женщин, то после 90-х годов женщины активно стали получать высшее образование и заниматься бизнесом, в том числе челночным. Когда мы проходили паспортный контроль на монгольской границе, встретили там значительно больше женщин, чем мужчин. Но некоторые мужчины зарабатывают деньги довольно экзотическим способом — стоят около дороги, держа на руке огромного золотого орла. Как тут проедешь мимо? Мы, конечно, остановились и начали фотографироваться с этим могучим красавцем. На это и рассчитывал монгольский «предприниматель», потому что с каждого взял по 100 рублей. Я не оговорилась — именно рублей, потому что они тоже имеют хождение.

В последнее время население Монголии заметно увеличилось: в городской семье 3−4 ребенка, у кочевников — 10−12. Что касается мужчин, то они с нетерпением ожидают закона о двоеженстве, хотя на западе страны мужчины, как правило, имеют 2−3 жены.

Средняя зарплата в Монголии — $300, но если работать в крупной компании, можно рассчитывать как минимум на $500. Престижными являются профессии адвоката, журналиста-международника, врача. Молодежь активно учит английский язык, чтобы учиться на Западе. «А как в Монголии относятся к русским? — спросили мы. «Супер! — ответил наш сопровождающий. — Это братья. Монголы — старшие, а русские — младшие».

Я расскажу еще много интересного, но сейчас пора вернуться на дорогу, по которой мы едем в Сайншанд. Асфальт закончился, и началась грунтовка с ямами, камешками и ухабами, а это значит — родная стихия Chevrolet NIVA. «А подвесочка-то спасает», — сказал главный редактор журнала «Автомобили», когда машина в очередной раз подпрыгнула на ухабе. Вообще говоря, в Монголии асфальтированных шоссе очень мало, поэтому передвигаться приходится по полевым дорогам с множеством колей, и скорость движения падает до 30−40 км/час. По ходу движения приходится постоянно перескакивать с одной колеи на другую. Но для таких внедорожников как Chevrolet NIVA в Монголии преград практически не существует. «Как машинка? — спросила я зам. главного редактора «АвтоМира», когда мы остановились. — «У машины фантастическая геометрия и честный полный привод, — серьезно сказал он. — Где сейчас такую найдешь? Она устойчива и безопасна. Про «понижайку» я не говорю — супер!»

Но вот водители сменились, и мы продолжаем путь. К слову, указателей на монгольских дорогах нет и уточнить правильное направление не у кого. Даже если в машине есть GPS навигатор, без сопровождающего не обойтись, потому что на пересеченной местности и он не в состоянии указать правильный путь. Наш, например, часто вообще находился в прострации и коротко сообщал: направление юго-восток. И все. Но мы же не перелетные птицы, безошибочно определяющие нужное направление. А вот монголы… Они это делать умеют: раз проехав по дороге, запоминают ее. Они и сами не знают, как это у них получается.

Мы снова выезжаем на шоссе и еще издали видим огромное изваяние — всадника на коне. Да, это именно он — могущественный Чингисхан, который, объединив племена, создал великую монгольскую империю. Для монголов он — Бог. Его именем называют все, в том числе улицы и площади, рестораны и водку. Но во времена революционера Сухэ-Батора, которого называли вторым Лениным, имя Чингисхана было под запретом. И только с распадом СССР справедливость была восстановлена. Кстати, фильм Бодрова «Монгол», который здесь снимался, пользуется огромной популярностью.

Говорят, что именно на этом месте Чингисхан уронил плетку, а министр-олигарх за три года соорудил этот величественный памятник. Но проектом предусмотрены еще парк, спортзал, гостиница, юрты.

Кстати, о юртах. У монголов до сих пор соблюдаются традиции предков. Например, заходя в юрту, нельзя ступать на порог, а при встрече с хозяином нужно попробовать подсоленный чай с молоком. Самый популярный напиток монголов — айран — молоко лошади. Из него же готовят настойку, которую русские прозвали «хитрой водой». Можно пить, не пьянея, но внезапно могут начаться галлюцинации или даже отняться ноги.

У нас в отношении напитков было наложено табу, поскольку ехали по 10−11 часов, и наутро надо было быть готовыми к новому броску. А вот в отношении еды ограничений не было, потому что везде подавали вкуснейшую баранину и позы — мясной фарш в тесте. Однажды, выйдя из придорожного кафе, мы увидели около машин местных жителей, и у нас состоялся следующий диалог:

-163 — это какой регион?

-Это Тольятти.

-А что такое +100?

Пришлось объяснять, что это не плюс, а крест Chevrolet, и у бренда 100-летний юбилей.

Их интерес к автомобилям был пончтен, поскольку сами они ездят на машинах 20-летней давности, исключая, конечно, олигархов.

А мы продолжали свой путь без пути, потому что в Монголии вместо дорог направления, и значительный отрезок ехали в кромешной темноте. Прибавьте к этому нескончаемые клубы пыли, усталость и монгольское бездорожье, и вы поймете, каким искусством вождения нужно обладать, чтобы несмотря ни на что добраться до кемпинга — единственного места ночлега между Улан-Батором и Сайншандом. Сбылась наша мечта — мы ночевали в юртах. Но предварительно был ужин под названием — вы угадали — «Пир Чингисхана».

Фотографии в альбоме ««Chevrolet NIVA — по дороге и бездорожью в Шанхай««



























Запись пятая

24 октября

День пятый

Свое повествование о пробеге из Улан-Батора в Сайншанд я закончила тем, что из 550 км последние 250 мы ехали по пустыне Гоби. Эта пустыня является пятой по величине в мире, и охватывает север Китая и юг Монголии. Гоби была частью великих империй, и по её территории пролегал Шёлковый путь, по которому тянулись караваны верблюдов. В переводе с монгольского — это «покрытая камнями равнина», а китайцы называют ее «бескрайним морем». И то, и другое определение точно соответствуют тому, что мы увидели. Ведь традиционно пустыня ассоциируется с песками, и в Гоби они есть, но в основном покрытие все-таки каменистое, причем много острых камней, которые запросто могут пробить колесо. К счастью, этого не произошло, и мы преодолели пустыню без потерь. Правда, попавший в стекло камешек сделал свое дело — образовался скол, от которого вверх пошла небольшая трещина.

Говорят, что Гоби занимает площадь, равную Аляске. Согласно преданию, именно в этих местах 150 миллионов лет назад извергался вулкан, и до сих пор ученые встречают здесь ценные палеонтологические находки динозавров. Не ручаюсь за динозавров, но какие-то кости нашел фотокор журнала «За рулем» Георгий Садков. И не мудрено, ведь в поисках удачного кадра он творил невероятные вещи: залезал на крышу багажника, фотографируя на ходу движущиеся рядом машины, ползал по снегу в поисках удачного ракурса, забирался на вершину горы, чтобы снять автомобили с высоты птичьего полета. Причем, его не смущали ни сильный ветер, ни мороз - в своей не самой теплой курточке он просто профессионально работал. По его словам, из двух тысяч кадров он отбирает не больше десяти.

Но вернемся в Гоби. Здесь резко континентальный климат: зимой температура может опускаться ниже сорока градусов, а летом подниматься до плюс сорока. Причем, гигантские перепады наблюдаются не только в течение года, но даже суток. Во всяком случае, когда мы ночевали в юртах, столбик термометра показывал минус 7 градусов.

Как я уже говорила, темнота в пустыне подкрадывается быстро и незаметно: солнце только начинает садиться, и вдруг в считанные минуты становится темно. В такие моменты журналисты очень нервничали, потому что им хотелось успеть отснять материал в лучах заходящего солнца, когда тени становятся длинными, а небо сказочно красиво. В этот день им несказанно повезло, потому что мы остановились в месте, напоминающим лунную поверхность. Серовато-буроватая, покрытая слоем доисторической пыли и разномастными камнями, она могла бы стать натурой для съемок фантастического фильма. И они, конечно, не упустили свой шанс. А небо в этот вечер могло бы послужить наглядным пособием для тех, кто не слишком дружит с астрономией. Ярослав Маршалкин (zr.ru) дружил настолько, что через спутниковую программу показал нам Юпитер, а на следующий день — Уран.

Ну, а машины? Они показали высший класс: забирались туда, куда хотели водители, и ни разу не подвели. «Кто-то говорил про слабенький мотор? — спросила я коллегу, когда все досыта нарезвились. — «В этих условиях ей нет равных. Какая еще проедет?» — ответил он.

Когда на следующий день мы вышли из юрт и увидели, что во все стороны вокруг кемпинга расстилается бескрайняя пустыня, были поражены, как же нам удалось сюда добраться. Но мы сделали это вместе с Chevrolet NIVA!

Позавтракав, мы отправились в один из старейших буддистских монастырей Монголии Хамарын Хийд. Его основал известный просветитель, драматург и философ Данзанравжа. Строительство монастыря началось в 1820 году, а спустя 10 лет был организован театр, библиотека, музей и даже подобие начальной общеобразовательной школы. На территории Монголии в 19 веке эти начинания были абсолютно беспрецедентными.
В течение последних лет жизни Данзанравжа занимался созданием Энергетического центра, поскольку считал, что место, где он родился и жил, обладает огромным потенциалом и является энергетическим центром не только Монголии, но и всего мира. А Николай Рерих писал, что именно на этом месте находятся северные ворота в Шамбалу.

Сегодня это место культового паломничества не только буддистов, но и туристов, которые хотят обрести душевную гармонию. Отправились туда и мы, а нашим гидом стал лама, который провел нас к самой «макушке» — святому месту.
От монастыря Хамарын Хийд начинается дорога в Шамбалу, вдоль которой стоят буддийские ступы. Комплекс из 108 ступ и ритуальных сооружений расположен прямо посреди безлюдной пустыни. Безмолвие — вот ключевое слово, характеризующее это удивительное пространство. Кажется, в этом месте время остановилось, и хочется остановиться вместе с ним, чтобы на минуту задуматься, кто ты, и какова твоя миссия на земле.

Но путешествие на Chevrolet NIVA продолжается, и мы движемся к городу Замын-Ууд на границе Монголии с Китаем.

Фотографии в альбоме ««Chevrolet NIVA — по дороге и бездорожью в Шанхай««















Запись шестая

25 и 26 октября

День шестой и седьмой

Накануне мы остановились в приграничном монгольском городке Замын-Ууд в «отеле» «Самовар», которому можно было бы смело присвоить категорию 1*, причем он был лучшим в этом славном месте. Не буду описывать бытовых подробностей, но вот «ресторан» произвел неизгладимое впечатление. Девушки-китаянки в украинских костюмах смотрелись потрясающе. Стены украшали рушники, разрисованные хлопцы с чубами и дивчины с косами, а в меню были борщ с пампушками, мясо по-житомирски, сало и горилка.

Наутро мы отправились к монгольско-китайской границе, причем, нас предупредили, что выезд — въезд займет не менее 4 часов. А пока идет оформление всевозможных документов, и мы еще не выехали из Монголии, я расскажу о том, что осталось за кадром.

Монголы чтут вековые традиции предков, и одна из главных — священное почитание природы. Считается, что вокруг есть духи-хранители. Например, копать землю или рубить лес считается крайне опасным, поскольку это может навлечь несчастье. Может быть, поэтому до сих пор умерших не закапывают в землю, а обматывают тканью и уносят на вершину горы. В Улан-Баторе вместо кладбищ построены крематории. Также нельзя ловить и убивать молодых птиц, рвать цветы, оставлять после себя не затушенный костер и мусор.

И, наконец, последняя зарисовка из Монголии, свидетелями которой мы стали. Шутливо ее можно было бы назвать: «Как варвары на Chevrolet NIVA подняли по тревоге монгольскую армию». А предыстория такова, что в 1991 году советские войска покинули Монголию, но дома, где они жили, склады и ангары остались. Не прошло и нескольких дней, как жители окрестных мест вынесли все, что можно, включая оконные рамы и стекла. И вот в течение 20 лет стоят в пустыне 5-этажки, зияя пустыми глазницами окон. Жуткое, надо сказать, зрелище. На вопрос, почему там никто не живет, наш проводник ответил: «Чтобы в домах жили, надо их отапливать, а в юрте одна печка всех греет». Зато ангары, огороженные колючей проволокой и чем-то напоминающие юрты, монголы освоили. И когда ребята стали со всех сторон фотографировать эти «объекты», на мотоцикле подъехал бдительный страж и, ругаясь, попытался выхватить фотоаппарат. Наша машина уже отъехала, как вдруг по рации мы услышали: «Наших бьют»! И, развернувшись, помчались защищать ребят от супостата. Увидев, какое подкрепление идет на помощь, защитник приватизированного ангара быстро ретировался, но ребята успели его сфотографировать. Также на территории бывшего военного городка осталась стела с самолетом.

Полуразрушенный, он сверкал на солнце красной звездой, напоминая о былом величии. Сергей Арбузов из «Off-Road-Drive» на зависть всем не поленился влезть на него и, еле удерживая равновесие, сделать панорамный снимок, который читатели этого издания наверняка увидят в одном из номеров журнала. Надо сказать, что пребывание наших солдат так вдохновило монгольских женщин, что своих детей они стали называть именами, доселе им неизвестными. На свет рождались Макаров, Калашников и даже Винтовка. Не исключено, что через 9 месяцев после нашего путешествия по пустыне Гоби в Монголии будут рождаться мальчики по имени Шевроле и девочки по имени Нива. Согласитесь, очень достойные имена. А если в одной семье родятся двойняшки, они будут носителями полного имени лучшего российского внедорожника — Chevrolet NIVA.

Но вот мы выехали из Монголии и оказались на нейтральной территории, где провели около 5 часов. Подробности опускаю, поскольку это режимный объект, но получив, наконец, китайские номера с иероглифами, двинулись в сторону Эренхота. Нетрудно было заметить, что Китай существенно отличается от Монголии. Пустыня никуда не исчезла, но мы ехали по автобану уже со скоростью 100−120 км/час. И вот здесь нужно сделать остановку, чтобы рассказать о китайских водителях. Они двигаются, как им удобно. Если до разворота еще далеко, едут по «встречке», а выезжая с второстепенной дороги, не глядя поворачивают на главную. Для них не существует помехи справа, пешеходов, идущих по «зебре». Последние, кстати, тоже хороши: ходят, где вздумается, не глядя по сторонам. Но как-то так получается, что в этом броуновском движении все разъезжаются и расходятся, несмотря на непредсказуемые маневры, как водителей, так и пешеходов. Пока в России обсуждают, можно ли поворачивать направо, если горит красный, в Монголии и Китае давно это делают.

Есть еще одна особенность китайских водителей: они едут либо с дальним светом фар, либо вовсе без света. Могут ехать с ближним, но приблизившись, включают дальний. Моргать бесполезно — они не понимают. И еще. Водители категорически не смотрят в зеркало заднего вида, зато любят громко сигналить. Вот так мы и ехали до Эренхота. А наутро, выйдя из отеля, увидели, что местные жители обступили наши машины со всех сторон и оживленно делятся впечатлениями. Не удивлюсь, если через несколько дней в Шанхае мы увидим точную копию нашего замечательного внедорожника, ведь китайцы это делают быстро.

Кстати, организаторы пробега вручили нам китайские права, так что вернувшись в Москву и Тольятти, мы будем предъявлять их нашим полицейским.

Утром, 26 октября, на крышах домов лежал снег, но потом пошел дождь — первый за все время нашего путешествия из Иркутска в Шанхай. Мы вырулили на хайвэй и поехали в Джининг через знакомую пустыню Гоби, минуя парк динозавров. Эта местность называется Внутренней Монголией, хотя и находится на территории Китая. Несколько участков дороги были платными — 10−15 юаней. Но ехать и не фотографировать для журналистов скучно. Поэтому они стали искать место, где можно сделать хорошие кадры. И, представьте, нашли малюсенькую деревушку с причудливыми мазанками и, пока не зашло солнце, принялись фотографировать. Местные жители были явно не готовы к визиту пришельцев, и с удивлением поглядывали на наши машины.

А я продолжала расспрашивать журналистов о впечатлениях от Chevrolet NIVA. Редактор портала avto.ru Алексей Парнев отметил очень удобную подвеску, наличие ШРУСов вместо крестовин, благодаря которым в машине стало заметно тише, к тому же понизился уровень вибрации. Его вердикт: устойчивый, удобный автомобиль, шутя преодолевающий дорожные препятствия. А Ярослав Маршалкин, выпускающий редактор zr.ru, характеризуя подвеску как энергоемкую, добавил: «Мы даже вначале подумали, что амортизаторы не „родные“, а спортивные». Кстати, Ярослав размещает на своем сайте репортажи о пробеге с очень качественными фотографиями. А наутро мы обмениваемся информацией, кто из нас позже лег спать, учитывая проблемы с подключением интернета.

Сейчас в Китае час ночи, а завтра, вернее сегодня, мы продолжим наше путешествие в Шанхай, посвященное 100-летию бренда Chevrolet.

Фотографии в альбоме ««Chevrolet NIVA — по дороге и бездорожью в Шанхай««












Запись седьмая

27 октября

День восьмой

В этот день мы выехали из Дженинга довольно рано, поскольку к обеду должны были добраться до Пекина, где нас ждала группа наших коллег с GM-AVTOVAZ во главе с гендиректором Джеффри Гловером. Но… скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается. 350 км по хайвэю мы ехали почти 8 часов! Причина всему — многочисленные пробки, создаваемые большегрузами с углем. Зима-то уже на носу. Но что интересно, они не дымят, соответственно практически нет запаха. Это вам не М-5, когда только один дымящий грузовик создает проблемы всем, кто за ним движется. А тут — многокилометровая колонна, и едешь, в общем-то, нормально.

Утренняя нулевая температура в Дженинге немного нас озадачила, потому что чем ближе столица Китая, думали мы, тем должно быть теплее. Так и случилось. В Пекине датчик в машине показывал +18 градусов. Интересная деталь: по дороге, переключая кнопки радиостанций, на FM 105,6 вдруг услышали детский хор: с голубого ручейка начинается река… Очень трогательно.

Тем временем платных участков дороги становилось все больше, да и цена подскочила до 35 юаней. Мы только успевали отстегивать купюры с изображением Мао Цзедуна. А пока ждали проезда, развлекались тем, что находили удачные типажи и фотографировали. Китайцы с нескрываемым интересом рассматривали наши Chevrolet NIVA, цвета которых повторяли российский триколор: белый, синий и красный. Именно так по рации мы и обращались друг к другу: «синий, выключи поворотник» или «белый, если ты настоящий мужчина, пойди и выясни отношения с этим автобусником».

Последний эпизод случился как раз сегодня, когда при движении в три ряда водитель автобуса бесцеремонно расталкивал всех, перемещаясь из ряда в ряд, и в какой-то момент чуть было не задел нас. Он просто не подумал, что лучше быть последним на дороге, чем первым в похоронном кортеже. И вот после пожелания пойти и разобраться главный редактор журнала «Автомобили» Александр Кобенко вышел из машины и решительно направился к нарушителю. Наши тут же подхватили фотокамеры и побежали следом, давая наставления, чтобы объяснил китайцу, что с русскими шутки плохи. Когда мы тронулись, водитель автобуса был тише воды… Вдруг слышим: «Смотри-ка, он понял». «Ненормативную лексику понимают все», — назидательно ответил Александр.

После пересечения границы с Китаем к нам присоединился сопровождающий, который оперативно улаживал все вопросы, в том числе касающиеся размещения в отелях. Без его помощи было бы трудно, потому что гостиничный персонал не говорит по-английски. Только на родном. Даже в Пекине. А вот он говорит. Но сегодня ему не повезло. Дело в том, что из-за огромного количества автомобилей въезд в Пекин с четными номерами осуществляется в одни дни, а с нечетными — в другие. Надо же было такому случиться, что именно сегодня подошла очередь нечетных чисел. Пришлось нашему представителю пересесть в другую машину.

Сегодня же мы узнали много интересного, например, что в Китае по политическим мотивам запрещен Facebook, а в семье нельзя иметь более одного ребенка. И как отличить монгола от китайца — тоже знаем. По походке и улыбке. Оказывается, монгол ходит вразвалку, как будто только что слез с коня, а китаец семенит, как Чарли Чаплин. К сожалению, я не могу воспроизвести улыбки (это надо видеть), но различие на самом деле есть.

За разговорами подъехали к Пекину, который буквально переводится как «Северная столица». И как всякая столица является политическим, образовательным и культурным центром КНР, в то время как главными экономическими центрами считаются Шанхай и Гонконг. Пекин считается третьим городом по количеству жителей после Чунцина и Шанхая и входит в число четырёх древних столиц Китая, существовавших еще в первом тысячелетии до нашей эры.

Ужинали мы сегодня большой компанией, потому что к нам присоединились наши коллеги с GM-AVTOVAZ вместе с гендиректором Джеффри Гловером, а после отправились на экскурсию по вечернему Пекину. С точки зрения архитектуры можно сказать, что в Пекине превалируют три стиля. Это традиционная архитектура императорского Китая, лучшими образцами которой являются Ворота Небесного Спокойствия, Запретный Город и Храм Неба. Второй стиль сформировался в 50−70-х годах XX столетия, очень напоминающий советские постройки того же периода. И, наконец, третий представляет собой современные архитектурные формы, расположенные преимущественно в центральной части города.

Завтра, 28 октября, мы едем смотреть Великую Китайскую Стену, которая по праву считается одним из «чудес света». Китайцы утверждают, что «тот не может считаться настоящим человеком, кто не взбирался на Стену».

Думаю, что все участники экспедиции «Chevrolet NIVA — по дороге и бездорожью в Шанхай» могут считаться настоящими людьми, потому что вместе с внедорожниками, сделанными в Тольятти, достойно преодолели большую часть маршрута, включая пустыню Гоби.

А я, Ирина Шемякина, вместе с Александром Чубаровым и Михаилом Сметаниным возвращаюсь на GM-AVTOVAZ, и о том, как будет проходить автопробег из Пекина в Шанхай, вам расскажет Людмила Харчева.

Путешествие продолжается!

Фотографии в альбоме ««Chevrolet NIVA — по дороге и бездорожью в Шанхай««




Запись восьмая

28−29 октября

День девятый и десятый

Утро 27 октября встретило нас легким туманом и пекинским завтраком в пятизвездочном отеле «Xingjau». Позавтракать нужно было серьезно, так как мы отправлялись на Великую Китайскую стену, где силы, как мы позже выяснили, крайне необходимы. Путь предстоял не долгий, частичка чуда света находилась всего в 70 км от нашего отеля. Однако утренние пробки заставили провести в дороге немногим больше запланированного времени. Полтора часа — и вот мы здесь. Великая китайская стена! Поначалу ты относишься ко всему происходящему как к очередной экскурсии в твоей жизни по одной из достопримечательностей этого мира. Но стоит только взойти на первые несколько ступенек, как начинаешь осознавать, что ты идешь по великому творению руки человека.

Восхождение по Великой стене — дело не для слабых. Поднявшись по разноуровневым ступеням, невольно понимаешь цель её создания. Ведь стена длинною в две с половиной тысячи километров была сооружена для защиты государства от набегов кочевого народа. Трудно представить, сколько людей строило этот великий памятник архитектуры!

Ступени выложены из кирпичей, а вот количество их для каждой ступени разное. Две по пять, три по два, две по четыре, четыре по три… и уже совсем не осталось сил. Но потом они вдруг опять откуда-то появляются, и ты продолжаешь путь, для того, чтобы, взойдя на одну из высоких точек, насладится красотой. Странное чувство возникает внутри, когда ты идешь по огромной лестнице и не видишь, где она заканчивается.

После посещения Великой китайской стены, пообедав и слегка передохнув, мы отправились из Пекина в Хандань. На самом деле нашей целью был Шаолинь, а в Хандане был, так сказать, перевалочный пункт в отеле, куда мы приехали уже ближе к ночи (от Пекина до Ханданя почти 500 км). Заселившись в номера, мы отправились на долгожданный ужин в ресторане этого же отеля. Все были изрядно голодными после долгой дороги. В ресторане буквально все говорило о том, что мы находимся в Китае. Маленький круглый стол, маленькие тарелочки и стаканы размером с рюмочку. Сами же блюда оказались поистине экзотическими. Пробуя новое блюдо, не всегда удавалось распознать по внешнему виду ингредиенты, но на вкус всё было довольно интересным. Буквально через несколько минут после нашего появления в ресторане к нам подошли сидевшие за соседним столиком китайцы. Они смотрели на нас, не скрывая изумления, словно перед ними сидели инопланетяне. Минут пятнадцать мы потратили на то, чтобы найти общий язык и вскоре поняли причину их удивления при встрече нас. Как сказал самый старший из них (на китайском английском), всего за десять минут до нашего приезда, они смотрели по телевидению передачу про Россию и тут появились мы. Чтобы объяснить какой путь мы проделали до приезда в этот отель, пришлось воспользоваться картой и всеми известными нам жестами. После этого, неоднократно повторив фразу «You are welcome!», китайцы вернулись за свой стол и ещё долгое время с интересом наблюдали за нами. Эта ситуация лишь добавила нам хорошего настроения. Проведя ещё час за увлекательной беседой на разные темы, в том числе о следующем поколении Chevrolet NIVA, мы отправились спать.

На следующее утро нам предстояло преодолеть путь в 350 километром до Шаолиня. Выйдя из отеля, мы обнаружили, что кроме выездных ворот на улице ничего не было видно (см. фото). Все было покрыто густым туманом. Спасали только навигаторы в автомобилях. По заданному стрелкой прибора направлению мы начали следующий этап нашего путешествия. «Ребята, это ж не туман. Это просто кто-то подметает. Это пыль такая!» — пошутил кто-то по рации, пытаясь нас приободрить. На дороге было видно лишь впереди идущую машину, но по звукам можно было определить, что жизнь в Хандане уже вовсю кипит. Мопеды, разнообразные велосипеды и прочий транспорт уже успели заполнить все улицы.

Медленно, но верно мы добрались до автобана, въезд на который, к нашему сожалению, оказался закрыт до полудня, видимо, в связи с «нелетной» погодой. Решили ехать по альтернативным дорогам. Поначалу мы немного расстроились, но как только туман слегка рассеялся и на нашем пути стали появляться то маленькие деревушки, то совсем новые города, мы поняли, что это гораздо интереснее, чем ехать просто автобану. Пусть медленно, но зато с возможностью увидеть хотя бы частичку настоящей повседневной китайской жизни.

Люди в проезжавших мимо автомобилях с удивлением разглядывали нашу колонну и с улыбкой махали вслед. А мы продолжали осваивать китайский стиль вождения автомобиля. «Двухстороннее круговое движение? Хм… Это что-то новенькое», — заметил водитель нашего экипажа.

К обеду мы прибыли в Шаолинь. Погода стояла прекрасная, как раз то, что нужно для прогулки по историческому месту.

Шаолиньский монастырь, судя по огромному количеству посетителей, весьма популярен среди туристов. По словам гида, такую популярность это место приобрело после выхода на экраны художественного фильма «Храм Шаолиня» в 1982 году. Именно тогда в монастырь пришло много новых молодых послушников, искренне веровавших в буддизм и полностью посвятившим себя тренировкам. Прямо на входе, мы увидели самую известную и самую большую в мире школу боевых искусств. Кстати, самому младшему ученику всего три года! Шаолинь сегодня — это огромная территория с храмами и более 20 тысяч учеников. Но с древних времен сохранились лишь два оригинальных участка: вход и самый дальний храм. Все остальное пришлось отстраивать заново после пожара, случившегося в 1928 году.

В завершении экскурсии нам удалось побывать на шоу самых настоящих шаолиньских монахов. Вот уж, что действительно не может не поразить, так это ловкость, гибкость, умение владеть своим телом и сила духа шаолиньских монахов.

Итак, наша очередная цель достигнута — мы посетили Шаолинь! Осталось несколько дней, а ещё так много хочется успеть!

Фотографии в альбоме ««Chevrolet NIVA — по дороге и бездорожью в Шанхай««














































Запись девятая

30−31 октября

День одиннадцатый и двенадцатый

Итак, финиш уже близко и нам предстоит за два дня добраться до Шанхая, где нас уже давно заждались коллеги из GMIO (подразделение GM по международным операциям). Из Шаолиня до Шанхая доехать без ночевки мы не рискнули, поэтому наш путь пролегал через портовый город Нанкин, который находится примерно в 650 километрах от Шаолиня в низовьях реки Янцзы. Мы выбрали наиболее быстрый вариант и въехали на платный автобан. Где-то на половине пути пришлось ненадолго съехать с него, но мы об этом ничуть не пожалели. Наша команда попала в настоящую китайскую деревню (хотя возможно это очень-очень маленький городок). Название не скажу, потому как китайские иероглифы ещё не освоила. Вот где насыщенная жизнь! Одни продают фрукты, другие ремонтирует машины, продают запчасти, тут же гуляют мамы и папы с маленькими китайцами, и все это происходит лишь на небольших участках более или менее нормальной дороги (тротуаром это назвать сложно). А в это же время вовсю идет серьезный ремонт дороги и там, где кладут асфальт, там же и гуляют дети. Нам показалось всё это очень колоритным, и мы решили сделать небольшую остановку, чтобы запечатлеть столь интересные эпизоды. Как только наш экипаж припарковался, тут же стали скапливаться местные жители и с любопытством разглядывать нас. Видимо для них приезд гостей - это целое событие, которое вероятно стало темой для обсуждения на целый день. Хоть и смотрели они на нас с удивлением, но в глазах многих было столько радости от всего происходящего, что они с удовольствием фотографировались с нами и даже пытались о чем-то говорить. И мы бы с удовольствием провели там ещё какое-то время, но нужно было двигаться дальше.

В Нанкин мы прибыли поздно. Времени хватило только на то, чтобы поужинать, немного пообщаться и поделится впечатлениями. За ужином вместе решили выехать пораньше, чтобы успеть полюбоваться Шанхаем.

Договорились стартовать в пять утра, чтобы избежать пробок. Несмотря на ранний подъем, все участники держались довольно бодро и хотели поскорее увидеть крупнейший город Китая и один из самых крупных городов мира. Всего 250 километров отделяли нас от Шанхая. В китайском языке название города записывается сокращённо как Ху (沪) либо Шэнь. Первый вариант происходит от старого названия реки Сучжоухэ, второй — от имени чуского дворянина Чуншэнь Цзюня жившего в III в. до н. э., в земли которого входила территория современного Шанхая и которого почитали в этих местах как героя. Шанхай также иногда называют Шэньчэн — «город Шэня».

Три часа езды — и наш экипаж въехал в город. Много людей, много машин, все спешат на работу, а мы — на главную набережную. Сориентировавшись в новых дорожных условиях, водители всех машин быстро вспомнили московский стиль вождения, добавили немного китайской манеры и, перестраиваясь из ряда в ряда, за 30 минут добрались до того самого места, где город разделен на две части рекой Хуанпу. Большая часть Шанхая находится на западном берегу, в то время как на противоположной части возводится новый деловой район.

Когда мы прибыли на набережную было всего около десяти утра, но любителей погулять по берегу реки собралось не мало. Среди них китайцы, американцы, европейцы, а некоторым участникам пробега удалось пообщаться и с нашими соотечественниками. Трудно представить, что же творится здесь в солнечные выходные. Не удивительно, что все так стремятся попасть сюда. Вид на совершено две разные части города, разнообразие судов, проходящих по реке, несомненно, оставит впечатление в душе даже видавшего виды путешественника.

Конечно, хотелось бы погулять еще пару часов, но, как я уже сказала, нас очень ждали в шанхайском офисе GM.

Ni Hao NIVA! - Здравствуй, НИВА!

Именно этими словами китайского приветствия встречали команду Chevrolet NIVA сотрудники GMIO. Сама же приветственная церемония, превзошла все наши ожидания. Национальная музыка в живом исполнении, финишный флаг и яркие танцующие китайские драконы. Поразительно то, что один дракон — это фигура из двух человек, где один стоит на плечах у другого, и при этом можно только позавидовать их пластичности движений в танце (см. фото).

В офисе нас встретили Вице-президент GMIO по коммуникациям Йохан Виллемс и Вице-президент GMIO по производству и член Совета директоров ЗАО «Джи Эм-АВТОВАЗ» Джон Баттермор. В знак благодарности за поддержку в организации пробега и в честь столетия бренда Chevrolet Джеффри Гловер преподнес представителям GMIO памятный подарок — кожаную карту с изображением маршрута пробега «Chevrolet NIVA — по дороге и бездорожью в Шанхай» и логотипом столетия бренда.

На встрече с журналистами Йохан Виллемс во время своей презентации рассказал подробно о рынках GMIO и развитии бренда Chevrolet в этом регионе. Затем мы отправились на экскурсию в готовящийся к открытию исследовательский технический центр GM China, где нам позволили слегка заглянуть в будущее автомобильной промышленности.

Наш пробег завершен, и настало время отпраздновать успешный финиш нашей дружной компанией, и как сказал главный редактор журнала «Автомобили» Александр Кобенко во время финального ужина: «Теперь мы не просто группа людей, проехавших вместе долгий путь. Команда — вот правильное для нас слово!»

На ужине к нам присоединился Лоуэлл Пэддок — Вице-президент GMIO по планированию и развитию продукта и член Совета директоров ЗАО «Джи Эм-АВТОВАЗ». В дружеской беседе журналисты делились впечатлениями о путешествии, показывали фотографии и рассказывали о том, как проявили себя наши автомобили. А показала себя Chevrolet NIVA c самой лучшей стороны. Маршрут был длинным и далеко не легким, а трассы разнообразными, но Chevrolet NIVA c успехом выдержала все испытания и ни разу не подвела участников пробега.

Как ни грустно, но наш пробег завершен, и сегодня рейсом Шанхай-Москва все участники отправляются домой.

12 дней, 5000 километров — Иркутск — Улан-Удэ — Улан-Батор — Пекин — Шаолинь — Шанхай! Мы сделали это!

Огромное спасибо всем членам экипажа за безопасное вождение, за оригинальные шутки по рации, за дружеские беседы за ужином и за стремление везде успеть и все увидеть!

А мы, сотрудники «Джи Эм -АВТОВАЗ», отправляемся в Тольятти, на наш завод, чтобы продолжать работать над нашим внедорожником Chevrolet NIVA и делать его еще лучше!

Фотографии в альбоме ««Chevrolet NIVA — по дороге и бездорожью в Шанхай««




























Написать письмо Тест-драйв Заказать авто Рассчитать кредит
{% if properties.company.Entity.Contacts.legalName %}
{% endif %} {% if properties.company.Entity.Contacts.address %}
$[properties.company.Entity.Contacts.address]
{% endif %} {% if properties.phone %} {% endif %} {% if properties.email %} {% endif %} {% if properties.alias %} {% endif %} {% if properties.url %} {% for url in properties.arrUrl %} {% endfor %} {% endif %}