GM-AVTOVAZ на Международной выставке ‘Авто+Автомеханика 2007'

На GM-AVTOVAZ работают очень творческие люди. В частности, работники маркетинга и PR — именно такие. Иметь с ними дело всегда интересно. Никогда не знаешь, что они выдумают на этот раз. Помнится, они устроили замечательные покатушки на стрельбище «Ловчий+», когда Chevrolet Niva прошла рестайлинг. Через год, когда у автомобиля основательно доработали начинку, эти ребята заставили журналистов скакать по окрестностям б/о «Орбита», рискуя «убрать» новёхонькие автомобили с какого-нибудь обрыва (впрочем, риск строго дозировался, разумеется), и попутно проходя на скорость всякие сумасшедшие задания вроде стрельбы по воздушным шарам из движущегося автомобиля. А ещё спустя полгода люди из GM-AVTOVAZ и вовсе запустили вашего покорного слугу в дальний вояж — в качестве штатного корреспондента и единственного бессменного члена экипажа журналист Каробки принял участие в «Экспедиции за сокровищами России на Chevrolet Niva» и добрался от Тольятти до Байкала.

Так что в этот раз, когда от GM-AVTOVAZ поступило приглашение зайти в гости, мы замерли в предвкушении. Мы ждали чего-то эдакого. И не ошиблись.

В Тольятти решили перенять опыт питерских коллег, которые на своём заводе GM внедрили так называемый «тренировочный конвейер». Он детально имитирует сборочные процессы и устройство современной конвейерной нитки, включая сигнализационные шнуры (в том числе знаменитый тойотовский «андон»), кнопки, напольную разметку, зоны отдыха, расположение инструмента и комплектующих… Словом, это практически реальное производство, за одним маленьким исключением: автомобили здесь не настоящие.

Вот на этих «кузовах» обучаются вновь принятые работники конвейера

И в этом — главная фишка. Теперь каждый рабочий, устраивающийся на производство, проходит 6-часовую тренировку без риска нанести ущерб реальному автомобилю. Все «шишки» набиваются теперь на деревянных макетах автомобилей, на которые нужно последовательно поставить бамперы, фары, фонари, руль и прочее — все тоже из дерева. Утверждается, что интенсивность и продуктивность этого метода таковы, что в реальное производство после обучения попадает хороший специалист, который может держать нормальный рабочий ритм и обеспечивать высокое качество сборки.

Ну и понятно, да? С легкой руки Людмилы Харчевой, PR-менеджера GM-AVTOVAZ, десяток журналистов угодили прямо в сердце этой новейшей «тренировочной базы».

Шести часов на полный курс у нас не было, и все премудрости сурового (а он оказался таковым) быта работника конвейера нам предстояло постигнуть за… час! Нас усадили за стол, за которым уже ждала наш бригадир. Её зовут Галина Колесникова. По тому, как эта милая девушка держит гайковёрт, вы сразу определите, что человек она в производстве далеко не новый. Она профи. Сейчас Галина — координатор всей производственной системы GM-GMS. Собственно, GM-GMS — это то, ради чего нас сюда позвали.

Эта система, которая стоит на пяти китах: безопасность, люди, качество, оперативность и затраты. Каждый бригадир на производстве следит за этими «китами» и регулярно отчитывается перед начальством. Хорошая «Безопасность» значит отсутствие происшествий. «Люди» — стопроцентная вовлечённость рабочих в процесс и стопроцентная посещаемость. «Качество» — отсутствие дефектов. «Оперативность» — выполнение плана производства и работа чётко по стандартам. «Затраты» — отсутствие брака.

Хитрость в том, что показатели у каждой из бригад анализируются вкупе с показателями остальных бригад. В результате чего получается общая картина работы на производстве. Например, если хотя бы одна бригада допускает брак, пункт «Затраты» оказывается провален всем производством! Всё это наглядно отображается на большом информационном щите (точно такие же стоят и в настоящем производстве), где против каждого из пяти пунктов появляется либо зелёный кружок (это хорошо), либо красный крестик (это не очень хорошо).

У нас была пара попыток для того, чтобы сработать так, как предусмотрено системой GM-GMS. Нас было четыре бригады, и очень не хотелось быть «паршивой овцой», завалившей показатели всего «завода». Тренировочный конвейер устроен по кругу — часть людей «собирает» автомобили, а часть «разбирает», чтобы люди на противоположной стороне смогли их снова «собрать». Лично я должен был открутить 14 гаек. На следующей позиции в роли простой работницы конвейера стояла Людмила Харчева, и это внушало оптимизм — всё должно было получиться…

Лёгкий скепсис по поводу «деревянных машинок» улетучивается сразу, как только вы начинаете пырять.

А пырять вы начинаете практически сразу. Я начал свой «рабочий день» ещё журналистом с диктофоном в руке, показательно уронив под конвейер гайку и дёрнув за андон — он вызывает бригадира, который приходит со специальным магнитным шестом и достаёт гайку, так как самостоятельно под конвейер лазить строжайше запрещено… Но буквально на второй минуте я понял: чтобы успеть сделать все необходимые манипуляции, мне нужно срочно превратиться в работягу и работать изо всех сил. Я не сделал ещё и половины манипуляций, а следующий деревянный кузов уже угрожающе вполз в мою рабочую зону. И мне показалось, что моя работа — сама трудная из всех!

Синее — это полезная работа. То есть то, за что впоследствии потребитель заплатит, покупая автомобиль. Жёлтое — работа бесполезная. Её стремятся сокращать.

Несколько раз за восемь минут работы, забыв проверить качество, я кое-как вернулся в рабочий ритм. Несколько раз за восемь минут работы, дёрнув за специальный красный шнур, я останавливал конвейер — чтобы не допустить соударения кузова, на котором работаю я, с предыдущим, который вручную перетаскивается на противоположную сторону «круга»… Иначе пострадала бы и безопасность, и качество. Впрочем, они пострадали и так.

По результатам первой тренировки зелёный кругляшок в нашем производстве появился только напротив графы «Люди» — никто из присутствующих не сбежал с работы, и все работали с максимальной отдачей. Зато остальные показатели были провалены — у одной бригады были дефекты, у другой брак, а у нас были проблемы с оперативностью.

Во второй раз всё стало ещё хуже — мы провалили и показатель «Люди». В одной из бригад кто-то умудрился поболтать во время работы по сотовому телефону, а это значит — проблемы с вовлечённостью. Но лично мне стало работать чуть проще. В перерыве между тренировками мы немного поболтали с нашим бригадиром и… переорганизовав своё рабочее пространство, я получил чуть более спокойный ритм работы. У моих коллег произошло то же самое — кто-то поменялся местом с соседом, кто-то переставил ящик с деталями или расположил более удобно рабочий инструмент.

Уверен, если бы у нас был не час, а нормальные шесть часов, то мы бы «вышли в плюс» по всем показателям. Работает!

Система GM-GMS реально работает. А тренировочный «деревянный» конвейер действительно даёт будущему работнику полнейшее представление о том, с чем ему в ближайшее будущее придётся столкнуться. И это действительно отличная тренировка. Позднее в тот же день на традиционном пресс-ланче с генеральным директором GM-AVTOVAZ Джеффри Гловером я спросил: «А как быть с монотонностью и напряжённостью работы на конвейере?»

Галина Колесникова, наш бригадир на «деревянном» конвейере: «Если что, дергайте за этот шнур»

Джеффри ответил, что никто из руководителей, и он в первую очередь, не является экспертом в работе на конвейере. Не может знать всех его нужд. Поэтому работники конвейера на своих рабочих местах занимаются тем, что думают, как сделать свою работу проще. А руководство внимательно прислушивается к работникам. Так что о монотонности не может идти и речи — каждый работник вовлечён в творческий процесс по улучшению своей работы. Мы ведь именно этим и занимались на тренировочном конвейере! Причем если это улучшение позволяет экономить время и трудозатраты, а в конечном итоге — деньги, то нет ничего плохого в том, говорит Джеффри, чтобы мы поделились частью этих денег с работником. За любое реальное улучшение рабочего процесса на GM-AVTOVAZ положено щедрое вознаграждение.

За обедом генеральный директор наговорил много интересного. Он вообще интересно говорит. Точнее, его интересно слушать. Джеффри Гловер говорит так, что становится совершенно понятно — он не переоценивает своих возможностей и точно знает, чего хочет. «Я хотел бы, чтобы GM-AVTOVAZ начал выпускать новый автомобиль завтра. Но…»

«Но» — это то, что предстоит сделать для того, чтобы новая модель в гамме GM-AVTOVAZ всё-таки появилась. Для этих целей будет создан собственный инжиниринговый центр, который займётся разработкой платформы нового автомобиля. Да-да, у автомобиля будет заново разработанная платформа!

Джеффри Гловер: «Инженерный центр GM будет располагаться здесь, и эта организация будет отвечать за платформу… Я не знаю ни одной платформы, которая является новой на сто процентов. Но у нас точно будет не старая платформа! Давайте я приведу вам пример. Opel Astra 3000 (такой автомобиль выпускался на GM-AVTOVAZ — прим.ред.) и Opel Astra Family, машины двух разных поколений. Можете ли вы сказать, что они ничем не отличаются? Да они абсолютно разные — и по «начинке», и по дизайну! Если вы пересядете с одного автомобиля на другой, вы сразу почувствуете разницу. Я хочу иметь абсолютно новый автомобиль, но если вы спросите меня, будет ли каждая гайка в этом автомобиле заново создана — я отвечу, однозначно нет.

Если говорить о маркетинговом аспекте, то мы проводим опросы среди наших клиентов на предмет того, почему они покупают наш автомобиль. И в новой модели хочется сохранить сильные стороны, которые есть в предыдущей модели. Но другой важный момент, на который мы обратим внимание при разработке новой модели — это то, почему люди не покупают наш автомобиль, что им не нравится — чтобы все негативные моменты по возможности в новой модели исключить. Это как раз те принципы, которым мы будем следовать при создании новой платформы'.

Что ж, если новая модель GM-AVTOVAZ будет отличаться от старой доброй «Шнивы» так же, как разнятся между собой два поколения Астры, то за такой автомобиль потребитель наверняка проголосует обеими руками и рублём. Особенно если цену удастся сохранить традиционно невысокой для «народного внедорожника». Итак, если принять во внимание слова Джеффри Гловера, то мы можем предположить следующее.

Новый автомобиль GM-AVTOVAZ будет иметь абсолютно оригинальный дизайн, мощный мотор и современную коробку передач, великолепную проходимость с возможностью отключения полного привода и отличные ездовые повадки на асфальте. Хотелось бы верить, правда?

Вручение дипломов об окончании тренинга. Слева направо: Людмила Харчева, Джеффри Гловер, Иннокентий Кишкурно. Джеффри говорит: «Так это ты тот парень, который в прошлом году доехал на наших машинах до Байкала?»

Старт продаж нового автомобиля намечен на 2014 год. Учитывая, что нужно с нуля построить ещё и инженерный центр, то времени у джиэмовцев в обрез. Впрочем, они отлично умеют работать в условиях жесткого временного прессинга.

Но всё это — день скорее послезавтрашний. А что же завтра? В августе начнётся сборка автомобилей Chevrolet Niva с так называемым «Safety Pack» — с системой ABS и подушками безопасности. Наконец-то! Кроме того, увеличится объём выпуска за счёт увеличения скорости конвейера — с 224 до 266 автомобилей за две смены. В связи с этим будет принято около 100 новых сотрудников. А ещё на конвейер GM-AVTOVAZ переедет старушка LADA 4×4. Производственные мощности под эти цели будут реорганизованы, а сама «Старая Нива» получит ряд модернизированных узлов от Шевроле Нивы!

И это здорово! Это кажется почти невозможным, но LADA 4×4 пусть на чуть-чуть, но приблизится к понятию «современный автомобиль». Ведь сама Chevrolet Niva в своё время смогла проделать путь от предсерийного образца ВАЗ-2123 и первых серийных машин, на которых «сыпалось» буквально всё, до великолепного автомобиля, отличающегося незаменимостью, неприхотливостью, надёжностью и качеством.

 

Дата публикации: 24.10.2007



Поделиться:


К списку новостей
Остались вопросы?
Спросите наших консультантов или закажите звонок